?

Log in

Всю свою профессиональную жизнь я занимаюсь тем, что вычленяю главное, будь то психотерапия, боевые искусства, переводы, музыка, литература.
А когда ты вычленяешь главное, ты приближаешься к сути, к универсальным глубинным процессам.
А когда ты приближаешься к сути, ты обнаруживаешь, что природа явлений, в общем-то, везде очень похожа.
А когда ты видишь схожесть природы двух разных явлений, ты пытаешься увязать их между собой.
А когда ты пытаешься увязать между собой два явления, ты неминуемо натыкаешься на тех, кто принадлежит к фанатским лагерям каждого из этих явлений.
А когда они видят, что ты пытаешься увязать эти два явления, им кажется, что ты пытаешься"подружить" их лагеря.
А когда их лагеря пытаются "подружить", они воспринимают это в лучшем случае как личное оскорбление.

Так и множатся сущности, и единая природа явлений не находит реализации. Если только мы не будем достаточно настойчивы.

Есть люди, которые делят общее на частности и исследуют уникальность каждой из частностей.

И есть люди, которые в частностях ищут признаки общего.

И те, и другие представляют две стороны красоты устройства нашего мира.

Нахождение общего - то, чем занимаюсь я.
Хочу написать пару слов про детскую агрессию. Точнее то, что называют агрессией.

Вспоминается одна беседа в ЖЖ, кажется, где одна дама с пеной у рта доказывала, что детки не должны ничего выяснять между собой силой. Что потворствование силовым противостояниям в современном "цивилизованном мире" равносильно возвращению с "джунгли", и что она не хочет, чтобы её дети росли "неандертальцами". Ну и всё в таком духе. Мол, если что не так, зови мамочку или папочку, они разберутся. А сам драться ни-ни.

Да и вообще часто приходится наблюдать, как детишек, особенно мальчиков, одёргивают их мамы при попытках кого-нибудь стукнуть - как правило, равного себе по полу и возрасту. Ну и самих мам, само собой, тоже. Обычно называют это агрессией и очень тревожатся, когда замечают "агрессию" у своих детей.

Слово "агрессия" в нашем мире может иметь разный подтекст, но, как правило, мы подразумеваем под этим "воинственную враждебность". Есть и другие толкования, которые несут в себе оттенки намеренного причинения вреда, злобы, нарушения социальных норм. По крайней мере, так мы - взрослые - понимаем агрессию.

Но не так она происходит у детей. Я сейчас беру обычного "нормального" ребёнка в самом раннем возрасте, когда это начинает происходить, - вокруг трёх лет. В этом возрасте ребёнок обычно начинает более-менее стабильно пытаться прибегать к силовым воздействиям на окружающую реальность. Захотел игрушку - потянул ручку. Не дали - попытался отобрать, не удалось или забрали - попытался стукнуть. И все вокруг - ай-ай, агрессия. Часто в ответ на это родители также начинают воздействовать физически - шлёпать, бить, грубо одёргивать и т.д.
Читать дальше...Свернуть )

Моя первая любовь

Дорогие друзья и коллеги! Многие из вас знают меня прежде всего как терапевта и переводчика. С 2013 года я перевожу семинары по самым разным направлениям психологии - КПТ, психоанализ, процессуальная работа, схема-терапия и ACT, тренинги Пола Экмана. Но моя "первая любовь" в психотерапии - гипноз эриксоновского направления.

Сегодня я приглашаю вас на мой курс по основам терапевтического гипноза - такого, каким его вижу я, а не такого, который показывают в кино. Изучение гипноза - прекрасная возможность сфокусироваться на тех аспектах психотерапии, которые часто остаются вне фокуса нашего обучения.

Гипноз это не про подчинение, не про зомбирование и не про перепрограммирование сознания. Это даже не про ВНУШЕНИЕ, когда ты "лёг, заснул и проснулся здоровым". Гипноз - это метод передачи идей таким образом, чтобы эти идеи были интересны, чтобы они затрагивали на уровне чувств и вызывали отклик. Но также это и способ восприятия идей - считывания тех посланий, которые нам отправляют клиенты, часто сами того не осознавая.

Наблюдая долгое время за мастерами разных направлений, я убедился, что принципы гипноза и транса встроены во многие направления психотерапии и замечательно с ними сочетаются. Поэтому я приглашаю вас убедиться в этом и развить свою наблюдательность, свои навыки общения, пополнить арсенал техниками и принципами наведения транса, работы с воображением и эмоциями. А главное - самим стать чуточку гипнотичнее в хорошем смысле слова =)

Мой курс состоит из пяти однодневных модулей, которые будут проходить раз в 2-3 недели с 22 января по конец марта с 10:00 до 18:00. Расписание курса уже есть на сайте http://gipno.pro#schedule.

Стоимость всего курса изначально составляет 15000 (3000 рублей за модуль). Для вас, дорогие друзья, я продлеваю период ранней регистрации по специальной стоимости 12000 рублей до 25 декабря. Для организованной группы возможна дополнительная скидка.

Минимальное число участников 6 человек, максимальное - 12 человек. По итогам будет выдан сертификат участия.

Этот курс только для психологов и медиков. Никаких знахарей, гадалок и экстрасенсов. Мы, прежде всего, сфокусируемся на психотерапевтическом применении гипноза, но рассмотрим и смежные вопросы.

Необходима регистрация на сайте или по почте полная предоплата.
Регистрируйтесь на http://gipno.pro#register или шлите письма на info@gipno.pro, где укажите ваше ФИО, образование и род деятельности. В ответ я пришлю вам информацию об оплате.

Немножко обо мне: я выпускник Первого МГМУ им. Сеченова, имею специализацию по терапии, анестезиологии-реаниматологии, психиатрии и психотерапии. Начинал изучение эриксоновского гипноза у Гинзбурга и многому научился и продолжаю учиться у Джеффри Зейга, ученика Милтона Эриксона. Я сочетаю гипнотические методы и практически все подходы, с которыми знаком, и вижу в этом большую пользу для моих клиентов и для себя. Также я веду сайт https://новый-гипноз.рф о современном гипнозе, психотерапии и нейронауках.

Все вопросы можно задать по телефону +7-926-042-42-23, по почте info@gipno.pro, в личных сообщениях и на странице курса.

Страница первого тренинга, который пройдёт 22 января: https://www.facebook.com/events/1026252177502762/

Метки:

В комментариях у коллеги развернулась любопытная беседа о природе депрессии и об одной из версий о природе депрессии как о гневе, направленном на самого себя. Был высказан постулат о том, почему эта версия не оправдала себя: по некоторым данным, если мы направляем внимание на гнев, мы просто начинаем злиться больше, а лучше нам не становится. People get angry, not better. Я высказал идею, что при присоединениюю элемента сознанности к эмоции гнева, на которой мы фокусируемся, может происходить качественный сдвиг, который не делает нас злее - наоборот, приводит к некоему новому пониманию и интеграции. Практики осознанности обычно ассоциируются не с направлением внимания на эмоцию, а, наоборот, с бесстрастным наблюдением со стороны. Тем не менее, это представление, на мой взгляд, несколько искажено. Пытаясь пояснить эту мысль, я так увлёкся, что решил написать отдельный пост.

Постулат на тему "get angry, not better" изначально в целом в духе эдакой позитивистской психологии, в которой надо обращать внимание только на то, что хорошо и правильно, чтобы "не подпитывать негатив". Думаю, найдётся немало экспериментальных подтверждений того, что этот принцип имеет весьма ограниченное применение.
Читать дальше...Свернуть )

Транс переводчика

Что ж, могу сказать, что для меня практика устного перевода является на 100% трансовой. В процесе я выработал некое состояние активного транса, у которого есть довольно характерные критерии, очень близкие к "стандартному" гипнотическому трансу.

1. В этом состоянии я абсолютно сфокусирован на смысле слов говорящего. Наиболее отчётлив этот фокус внимания вначале, когда я начинаю работать с человеком, с которым раньше не работал, и мне нужно подстроиться под его стиль речи, произношение, лексикон и т.д. Малейшее снижение концентрации приводит к тому, что я упускаю смысл слов и фрагменты фраз.

2. По мере работы, когда я хорошо настроился на человека, устанавлвиается нечто вроде раппорта - особая вербально-невербальная связь между мной и ведущим. С рамках этой связи передача смыслов от говорящего происходит наиболее эффективно и бессознательно. Я практически не прикладываю усилия к удержанию фокуса и к пониманию того, что он говорит. Все усилия направлены на грамотное формулирование фраз по-русски.

3. После установления стабильного раппорта фокус внимания становится более диффузным, и процесс как бы автоматизируется, происходит более диссоциативно. Я могу параллельно говорить, ходить, что-то делать, даже думать о чём-то ещё. До установления раппорта любое отвлечение внимания может помешать процессу.

4. После установления раппорта происхоит несколько диссоциативных процессов: один процесс в голове занят исключительно тем, что слушает слова и формирует смысловую картину, взаимосвязь идей; второй процесс формулирует эти идеи и взаимосвязи по-русски; третий процесс их проговаривает.

Эти процессы работают практически параллельно и слабо влияют друг на друга. При гладкой работе вполне легко даётся даже синхронный режим перевода, но тогда главное не слышать самого себя - звук собственного голоса сбивает фокус внимания.

Бывают занятные казусы, когда "говорилка" в голове начинает озвучивать какую-то совершенно постороннюю мысль, которая затесалась вдруг среди переводимого повествования. Тогда приходится себя обрывать на полуслове.

Так что, господа переводчики, практикуйте гипноз. А как развить и натренировать такие навыки - это отдельная очень интересная история, мое know how

Иногда в трансовой работе бывают ситуации, когда клиент с радостью говорит нечто вроде: "Вот во время транса вы сказали то-то и то-то, и это было именно то, что я хотел, именно то, что мне было нужно!" Это может касаться самых простых и банальных вещей вроде использования определённых слов, даже таких банальностей как "безопасность", "безмятежность" и др.

Есть также мнение, которое разделяют некоторые специалисты, что гипноз это всегда самогипоз. Но в свете выше сказанного возникает вопрос: если клиент говорит, что ему именно этого и хотелось во время сеанса, почему он сам себе не смог это "внушить"? Почему он сам не подумал о том, что ему так было необходимо? Почему он словно бы нуждался в том, чтобы кто-то другой (терапевт) предложил ему эту идею, чтобы в итоге её принять и почувствовать?

Для меня эти ситуации подтверждают объектно-отношенческую природу человеческого опыта. Есть вещи, которые мы можем решить или вылечить только в контакте с другим человеком, и никакие самостоятельные практики этого не сделают.

о сценариях

Каждому из нас приходило желание принять решения раз и на всю жизнь. Выбрать себе дело жизни, человека жизни, увлечение жизни, работу жизни, сценарий жизни. Желание иметь сценарий это естественное отражение нашей потребности в определённости.

Конечно, важно сказать себе: "Я могу выбрать, как будет проходить моя жизнь в течение следующих лет, я могу написать сценарий своей жизни".

Но также нам необходимо иметь возможность заявить: "Да, это мой сценарий, но я хочу иметь возможность в какой-то день выбрать себе новый". А такой день наверняка настанет.

Недавно на семинаре Джо Оливера по ACT я узнал новое слово - "трансдиагностический". Имеется ввиду, что терапия принятия и ответственности (acceptance and commitment therapy, ACT) это трансдиагностический подход, который работает не с диагностическими категориями напрямую, а с более глубокими процессами, общими для разных нозологий. Иначе говоря, наши интервенции направлены не на "депрессию" как таковую и не на её симптомы, а на механизмы, лежащие в её основе - на те, которые нам известны.

Теперь я со всей ответственностью могу заявить, что эриксоновский подход в психотерапии и гипнозе трансдиагностический. Мы направляем наши интервенции также не на симптомы и не нозологии, а на более глубокие механизмы, которые лежат в их основе. Мы знаем об этих механизмах из тех же когнитивных теорий, которые лежат в основе поведенческих и когнитивных направлений. Мы основываем свои интервенции на социальной психологии, теории восприятия, когнитивных теориях, теории реляционных фреймов и поведенческом анализе, но также и на психодинамических теориях.

Эриксоновская гипнотерапия это очень прагматичный подход. Так же как и в ACT, мы делаем то, что помогает двигаться к цели. Мы на исключаем что-то одно в пользу чего-то другого. Особый акцент гипнотерапии - в том, что мы очень внимательно и осознанно подходим к тому, КАК мы формируем интервенции. Мы выводим на осознаваемый уровень (для себя) все подтексты и смыслы, которые передаём клиенту, чтобы сделать процесс более гибким, индивидуально состроенным и управляемым.

Метки:

Итак, по горячим следам семинара Джо Оливера

О чём же АСТ - терапия принятия и ответственности? АСТ о психологической гибкости, о способности выходить из режима "автопилота", когда наши поступки продиктованы интуитивным стремлением избежать болезненных переживаний, и развития осознанного отношения к себе и к жизни. АСТ о способности действовать исходя из наших истинных ценностей и жизненных целей, идти на риск, становиться уязвимыми, переживать тревогу, печаль и страх, когда это неотъемлемая часть жизни на пути к самореализации.

Джо Оливер очень естественный, чуткий и человечный, в его исполнении терапия обретает жизнь и выглядит не как набор техник, а как естественное ведение беседы, пропитанное вдумчивым, эмпатичным и целенаправленным влиянием - всеми теми дорогими моему сердцу эриксоновскими качествами.

Что остается, когда у нас нет чётких правил на тему "правильно и неправильно"? Я спросил Джо, как он строит интервенции, на что он опирается в отсутствие протоколов, четких предписаний? "Опыт" - был мне ответ. Да, с опытом это начинает происходить легче. Но можем ли мы что-то сделать, чтобы получить такой опыт, который поможет прицельно развить эти навыки и качества? Работа Джо пропитана неявными отсылками к гипнотическим принципам эмоционального влияния. Это и передача идей через метафоры, и конструирование контекста, в котором проблема обретает новое измерение (рефрейминг), и использование разных аспектов коммуникации - образов, воображения, движения. Благодаря этим косвенным методам мы не просто сообщаем информацию, мы вызываем чувственно проживаемый сдвиг в восприятии и самоощущении клиента, надстраивая затем над этим новый опыт, новые осознания и способы поведения. В конечном итоге, мы утилизируем - стратегически используем - всё, что знаем о клиенте, его проблемах и его ресурсах и ценностях, чтобы помогать ему продвигаться к реализации того, что для него действительно важно.

Я описал своё впечатление об АСТ. Но я мог бы повторить это слово-в-слово, описывая эриксоновский подход в психотерапии и эриксоновские гипнотические интервенции.

Итак, можно ли развить в себе эти навыки не просто как инструментарий в чемоданчике, но и как неотъемлемую часть личностного арсенала? Я думаю да, и Скотт Миллер согласен с этим. Для этого, прежде всего, необходимо желание и намерение развиваться. И также для этого необходима намеренная осознанная практика. Изучение гипноза и эриксоновских принципов - один из лучших видов практики, которые мне известны в этом отношении. Это исследование и освоение вдумчивости, целенаправленности и ориентированности на ресурсы и ценности.

Приходите заниматься осознанной намеренной практикой в следующее воскресенье в 10:00 на мой тренинг по основам гипнотерапии.

В этом месяце...

Декабрь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Дизайн chasethestars